Шельпяков Сергей


Восьмая Мая








Нашла нужный контакт и коснулась его пальцем. Картинка выросла на весь экран и вызов пошёл. Аватар Лены был подписан как Бульдожка.
Лена была младше Майки на два года, но выглядела старше. Так казалось из-за тяжёлого подбородка, придававшего её лицу квадратность. Голова у Ленки была чуть крупнее, чем требовали законы симметрии, а уголки широкого рта были опущены вниз, придавая лицу характерное собачее выражение. Собственно, за это она и получила такое прозвище на работе, где они с Майкой вот уже два года как встречались четыре раза в неделю.
Когда Бульдожка появилась на экране, Майка сказала:
— Ленка, привет!
Лена лежала на боку, раскидав светло-песочного цвета волосы по подушке и судя по ракурсу, смотрела через медиа-стену. Волосы у неё были длиннее, чем у Майки и от природы настолько прямые, что подарочными плойками она могла бы украсить комнату как охотник трофеями.
— Привет, Майка, привет! Чего это ты про меня вспомнила с утра пораньше? Я только глаза разлепила.
Бульдожка и правда вид имела заспанный и помятый. Пижама со смешными динозаврами выглядела мальчиковой и слишком для неё просторной, несмотря на то, что фигура у Ленки была далека от стройности. Майка увидела коричневый сосок груди между двумя пуговицами пижамы и улыбнулась.
— Ты у брата пижаму слямзила?
— А чего, он всё равно не пользуется, — Лена погладила пальцем рисунок маленького динозавра. — Прикольные твари.
— Прикольные, — Майка заметила браслет коммуникатора на руке подруги. — Ты чего с комутом спишь?
— А, это… — Бульдожка стянула с руки браслет и потёрла оставшийся от него розоватый след. — Да вчера со своим переписывалась, так и заснула. Видеть этого ханурика не могу! Полночи собачились, пока его не заблочила.
Подобные истории Майка слышала от неё регулярно, и уже научилась не принимать их всерьёз. Слава был у Бульдожки третьим по счёту, если не врала, и они вечно ссорились и неизменно потом мирилась. Майка не понимала таких отношений, но ребята были вместе не первый год, и было понятно, что обоих это устраивает.
— Ничего, наладится, — сказала Майка. — Давай сегодня в центряк сходим? Славку возьмёшь, там и помиритесь.
— Нет уж, только не там, — улыбнулась Лена. — Предпочитаю мириться в более уединённых местах.
— Ах, какая фифа, уединение ей подавай! — Майка шутливо показала неприличную сценку пальцами. — Ладно, ваши амурки, я не лезу. Так что насчёт вечера? Ты сама недавно предлагала оттянуться — хвасталась, что в «Мегадэнс» токены заимела, никто тебя за язык не тянул. А днём можно в «Град» сходить.
«Мегадэнс» был сити-центром с самым модным танцполом в городе, и попасть туда можно было только по специальным токенам — цифровым купонам, которые давались как бонусы статусными заведениями города. А «Град» представлял собой обычный сити-центр, один из многих, и самый близкий к дому Майки. Сити-центр по-простому назывался центряк.
— А, поэтому ты меня вспомнила! Понятно теперь. Обломись, Майка, с «Мегадэнсом». Обменяла я токены в игре.
— Вот как, а зачем?
— А что? Вы же никто не подкинулись, когда я о них в конторе объявила, — Лена села в кровати и потянулась. — Что я, одна попрусь? А со Славкой туда срамно соваться, он же что конь педальный, да ну его…
Майка сразу вспомнила, как на корпоративе Ленка говорила о танцевальных способностях Славика и даже показала уморительную пантомиму после коллективно распитой бутылочки коньяка, забравшись на стол в туфлях на шпильках и чуть не сверзнувшись с него под общий хохот после первых же телодвижений.