Шельпяков Сергей


Восьмая Мая








Выход выглядел, как ажурная арка, подсвеченная бегущими огнями. За аркой тянулся длинный коридор без дверей и ответвлений, в конце коридора виделся поворот. Она дошла до поворота и увидела ещё один точно такой же коридор, — только теперь в конце виднелась развилка. Майка ускорила шаг и пошла вперёд, уже предчувствуя, что увидит. Предчувствие её не обмануло: перед ней были одинаковые коридоры, каждый из которых тянулся в противоположные стороны.
Выбрав наугад направление, Майка побежала.
Пустые гулкие коридоры, неотличимые как близнецы, сменяли друг друга, но никуда не вели. Бежать было тяжело, как по пляжному сухому песку — будто гири к ногам привязали. Вскоре она начала думать, что бегает по кругу, как белка в колесе, и стала на развилках поворачивать в разные стороны, но ничего не изменилось, и каждый раз за поворотом оказывался точно такой же коридор.
Майка уже отчаялась догнать кого-то или найти выход. От разочарования и обиды на глазах наворачивались слёзы, и она смахивала их, не останавливаясь, и бежала дальше по бесконечным коридорам как кошка с привязанной к хвосту консервной банкой — без всякой цели и смысла, не отдавая себе отчёт, где она находится и куда направляется.
После очередного поворота Майка неожиданно оказалась в небольшой комнате и с разбегу чуть не налетела на стоящее прямо по центру белое кресло. В кресле сидел незнакомец в чёрной одежде, который ничуть не удивился, словно ждал именно её.
— Наконец-то, — сказал он. — Присаживайся, надо поговорить.
Он был молод и красив как бог. Однако такая красота сразу показалась ей неестественной. Его лицо с безукоризненной кожей без малейших дефектов было слишком симметричным. Бирюзовые глаза поражали невероятной глубины цвета. Светлые волосы, аккуратно зачёсанные назад, и высокий открытый лоб без единой морщинки дополняли идеальный образ, ещё более усиливая его фальшивость. Всё вместе наводило на мысли о человекоподобном кибер-механизме.
Идеальных людей не бывает, как во внешности, так и во всём остальном — Майка прожила на свете достаточно, чтобы в этом убедиться. Поэтому незнакомец всем своим видом вызывал у неё подозрения. Так ещё выглядят персонажи фильмов, сгенерированных искусственным интеллектом. Было такое ощущение, как будто один из компьютерных актёров ожил чудесным образом, и теперь преспокойно сидит перед ней в кресле. Пожалуй, единственное, что отличало его от такого актёра, это неестественно белая кожа. Даже на фоне белого кресла и таких же белых, словно в операционной стен комнаты, его лицо и кисти рук, бездвижно лежащие на подлокотниках, выглядели очень бледными, словно человек никогда не видел солнца. А в сочетании с чёрной одеждой лицо незнакомца будило в ней смутные воспоминания из сюжетов полузабытых фильмов, вызывая ассоциации с привидением, призраком, или чем-то подобным — бесплотным, потусторонним, не живым.
— Ты ещё кто? — спросила Майка.
— Сейчас важнее кто ты, — сказал Призрак. — Может, всё-таки присядешь?
Майка осмотрелась, не понимая, куда тут можно присесть. Она знала, что позади только коридор, но всё-таки обернулась. Коридора сзади не оказалось, зато появилось кресло — такое же белое, как и вся комната. Отсутствие коридора, по которому она сюда попала, и каких-либо видимых выходов из белой комнаты слегка напрягало, но Майка решила не обращать на это внимания. Если был вход, значит, будет и выход. Сев в мягкое кресло, она поняла, как сильно устала, пока крушила зеркальную стену и бегала по нескончаемым коридорам.
Майка посмотрела на Призрака, собираясь повторить вопрос, но он её опередил:
— Я твой ангел-хранитель, — сказал он совершенно серьёзно.
Она невольно улыбнулась:
— Ты не выглядишь, как ангел-хранитель, ты больше похож на призрака, — честно сказала Майка, разглядывая его одежду, — или на путешественника во времени… из прошлого, когда такое ещё носили.
— Можно подумать ты знаешь, как выглядит ангел-хранитель, — сказал Призрак, и она уловила нотки обиды в его голосе. — Называй меня, как тебе нравится.
— Ладно, а где это мы? Почему всё белое, как в больнице?
— Давай начнём с простых и понятных вещей. Ты в данный момент спишь. Если тебе не нравится обстановка, то закрой глаза и окажешься дома.
Майка послушно закрыла глаза, подождала немного и спросила:
— Открывать?