Шельпяков Сергей


Восьмая Мая








— Тогда почему тебя другие не видят?
— Радиоволны они тоже не видят, и что с того?
Санитары начали осторожно поворачивать её на бок, и она приготовилась к боли, но ничего не почувствовала. Она прислушалась к себе и поняла, что ощущение собственного тела пропало окончательно, теперь уже не только снаружи, но и внутри. Больше ничего не связывало её с внешним миром и то, о чём говорил Призрак, показалось ей в этот момент очень символичным.
— Кажется, я понимаю. Человек это душа, заточённая в тело. Это я. А ты совсем другая зверюшка. Жаль, что нет времени узнать тебя получше.
— И мне жаль. Как ты себя чувствуешь?
— Как это назвать, если лежишь, но хочешь лежать ещё сильнее? — Майка мысленно улыбнулась, словно бы не лежала сейчас под дождём в луже собственной крови.
Медики начали пристраивать принесённую конструкцию у неё за спиной. Она догадалась об этом, потому что оба пропали из поля зрения, а вид «скорой» слегка двигался перед глазами.
— Почему я всё вижу серым? — спросила она.
— Кроме прочего, у тебя повреждены области мозга, ответственные за цветовое зрение и для тебя это физически невозможно…
— Вот умеешь ты сказать девушке приятное!
— Извини, я думал, это очевидно…
— Да какая разница… Сколько мне осталось?
— Немного.
— Ты сегодня уже ошибался.
Призрак промолчал.
Санитары закончили возиться и осторожно повернули её на приготовленные носилки. Теперь она лежала лицом вверх и капли дождя попадали в глаза, затуманивая взор и искажая всё вокруг. Она не чувствовала их и не могла закрыть глаза или моргнуть и весь окружающий мир расплылся. Весь, кроме Призрака.
— Это ещё не конец. Помнишь, ты обещал?
— Да кто ты такая?..
Вспышка его недоумения опалила ей сознание, и показала, что по какой-то причине она является для Призрака такой же загадкой, как и он для неё. Она больше не видела Призрака, но знала что он рядом, потому что испытывала целый букет его чувств: растерянность, сожаление, досаду...
Санитары дружно подняли носилки, и пошли к машине «скорой». Внешний мир вдруг сузился в бесконечный тоннель без видимого выхода или поворотов. Она хотела спросить у Призрака что там, в конце, но больше не ощущала его присутствия. Очень скоро впереди зажглась яркая звезда, которая росла, пожирая тоннель и приближаясь, пока не засверкала ослепительным светом, который растворил в себе всё.